четверг, 14 мая 2015 г.

Жизнь существует, пока есть тайна



Стихи и 
проза 
о войне 
и мире

Poetry and prose 

about war 
and peace


Перевод 
Наталии Огиенко
Translated by  

Nataliya Ogienko  


* * *

С кровавого порога
и дальше – по судьбе
раскаянья дорога
уже зовёт к себе.

Путь не простой, не яркий
без сцены и без клятв,
не раздают подарки,
софиты не горят.

Шумихи нет и славы,
восторгов гаснет свет,
ни левых нет ни правых,
ни яростных побед.

Лишь снов слепых усталость
на пепелище грёз,
да в жизни скудной малость
осиротевших слёз.

From bloody threshold
and further – along the fate
road of repentance
is calling to itself.

Not simple, not bright way
without stage and without swears,
gifts aren’t being given,
soffits aren’t burning.

No noise and no glory,
light of delight is going out,
neither left nor right,
no violent victories.

Only tiredness of blind sleeps
on the ashes of daydreams,
in miserable life is a smallness
of the orphaned tears.




ЖИЗНЬ СУЩЕСТВУЕТ, ПОКА ЕСТЬ ТАЙНА 

Сегодня потеряли лицо все: и те, кто воюет,и те, кто не воюет, и те, кто плохо воюет, и те, кого назначили, и те, кого выбирают, и те, кто выбирает.

Победы, конечно, есть, но все они на идеологическом фронте. Информационные войны напоминают мне канализацию, которую прорвало, и все словоблудие плывет в море людского горя. В советские времена все было иначе, если это случалось, то все ждали холеру, пляжи закрывались, всех инфицированных лечили. Сегодня никто никого не лечит. В Одессе есть гора «Чумка» как напоминание о чуме, унесшей много человеческих жизней. Гора есть, а выводов нет.

В чем же мы все-таки сильны? Безусловно, в оценке ситуации, в принятии мер. Но вот беда, оценки есть, и меры приняты, а результатов как не было, так и нет. Сколько это будет продолжаться? Да сколько угодно, если лететь в пропасть без дна. Полет – это всегда полет, в нем столько свободы, что не остается времени для уныния. Всегда есть повод порадоваться и солнцу, и новому дню, и нашей доле, пускай непростой и непредсказуемой. А как без этого?

Жизнь существует, пока есть тайна. Жизнь без тайны – это не жизнь, а прозябание. Разве есть на свете пытки страшнее монотонности и однообразия? Не бывает подъема без спуска. Чтобы подняться над собой, над своими слабостями, надо упасть, что мы сейчас и делаем успешно.

После падения всегда будет подъем, непременно будет, и это должны понять не только мы, но и те, кто так беспокоится о нашей судьбе. И все будет хорошо, иначе и быть не может.


LIFE EXISTS UNTIL THERE IS A MYSTERY

Everybody lost a face today: those who fight and those who don’t fight, and those who fight badly, and those who are appointed, and those who are elected and those who elect.

Certainly there are some victories, but all of them are on the ideological front. Information wars remind me a sewer that burst, and all the verbiage is floating into the sea of human misery. In Soviet times all was different, if that happened, then all were waiting for cholera, the beaches were closed, all infected were treated. Today no one is treated. In Odessa, there is a mountain «Chumka» as a reminder of the plague that claimed many lives. The mountain is, but no conclusions.

What are our strong sides then? Of course, in assessing the situation, in taking measures. But what a trouble, there is evaluation and the measures are taken, but we didn’t and don’t have any results. How long will it continue? Yes, for a long time, if to fly into the abyss without a bottom. Flight - it is always a flight, so much freedom in it, so there is no time for depression. There is always a reason to rejoice at the sun and a new day, and at our destiny, even so difficult and unpredictable. And how to be without it? 

Life exists, until there is a mystery. Life without a mystery – it’s not life, but only vegetation. Are there any more terrible tortures than monotony and uniformity in the world? There is no recovery without descent. In order to rise above yourself, above your weaknesses, it’s necessary to fall, it’s exactly what we are doing so well now. 

After the fall there will always be a rise, certainly will, and it must be understood not only by us, but also by those who are so concerned about our fate. And everything will be fine, it can’t be differently.



* * *

Пообносились ценности Европы. Пообносились.
Осенней правды надела ты наряд, и не по росту,
и не кстати в последний день весенний тишины.
Ты руки протяни к себе, они дрожат, ты испугалась,
тебе страшно, и ты забилась в дальний угол, и слёзы
жизни дождями покатились по сытому лицу твоих
сограждан обрусевших. На родину земли приходит
варварское время, заходит в дом без стука, без
приглашения за стол садится и диктует твои слова
другим народам, такие же смешные, как неуклюжие
призывы последних лет.

European values worn out. Worn out.
You put a dress of the autumn truth on, and not in order
of size, and not on the occasion on the last day of spring
silence. Put out your hands to yourself, they are trembling,
you’ve got a fright, you are scared, you’ve hidden in the
distant corner, and tears of life have rolled down the full
face of your Russified fellow citizens. Barbaric time comes
to the Motherland of Earth, comes into the house without
knocking, sits down at the table without invitation and
dictates your words to another nations, so funny as the
awkward calls of last years.





* * *

Давайте спишем всё на жизнь,
на сон и преданность забвенью,
служивые слова во лжи
полны призывами к терпенью.

А дальше – крик войны и боль,
неотвратимые, как солнце,
земной последней правды соль
растаяла в ночном колодце.

Звёзд ненасытных конфетти –
гримаса траурного счастья,
лети, душа страны, лети
с надеждой, у любви во власти.

Звучат аккорды седины,
рассвета клавиши все в белом,
и дождь, как призрак тишины,
проходит по судьбе несмело.

Let's write off everything due to life,
due to sleep and dedication to oblivion,
service words all in lie
are full of calls for patience.

And then the cry of war and pain,
inevitable, as the sun,
salt of final earthly truth
melted in the night well.

Confetti of the insatiable stars –
grimace of the mourning happiness,
Fly, the soul of the country, fly
hopefully, at the mercy of love.

Chords of grayness sound,
keys of the dawn are all in white,
and rain, as the ghost of silence,
passes timidly the fate.




ПЯТОЕ ВРЕМЯ ГОДА

Простому человеку с дневными кошмарами и ночью нет покоя. Фрейд бы порадовался за нас. Всё подтвердилось. Но причём здесь Фрейд, когда нет ни радости ни отдохновения. Хочется всех и себя успокоить. Нет и не будет. Просто пришла другая реальность – пятое время года, когда не листья опадают, а слова вянут, засыхают и оживают лишь в гербарии памяти надгробными эпитафиями.

Так бывает, когда пресыщение от прожитой жизни не даёт покоя, а страхи за будущее пускают глубокие корни в наше сознание и прорастают шеренгами настоящих воинов, а не оловянными солдатиками, и танки как-то сами по себе оживают и движутся на нас, а мы от них отбиваемся, как от назойливых мух, и гоним их подальше от себя, и они появляются на другой территории.

Так начинается война, но вряд ли долгая и затяжная. Человек, если не наполнен духовными смыслами и образами, очень быстро устаёт не только от войны, но и от самого себя.

Цель никогда не оправдывает средства. Цель, если она настоящая, а не мнимая, очень далеко и очень высоко, а средства всегда рядом. Надо не цели менять, а отказываться от средств. И наступит долгожданный мир.


THE FIFTH SEASON

Simple person with daytime nightmares even at night has no rest. Freud would be happy for us. Everything is confirmed. But how is it connected with Freud, if there is no joy or recumbence. I want to reassure everyone and myself. There isn’t and there will never be. Just another reality has come – the fifth time of year when not the leaves fall down, but the words fade, dry up and come to life only in the herbarium of memory with gravestone epitaphs.

It happens when a satiety of the lived life keeps on the alert, and fears for the future deep roots into our minds and grow in rows of real warriors, but not tin soldiers, and tanks themselves somehow come to life and move on us, and we struggle them, as annoying flies, and beat them off away from ourselves, and they appear on another site. 

The war begins in such a way, but hardly long and protracted. A man, if he isn’t filled with spiritual meanings and images, very quickly gets tired, not only of the war, but also of himself.

Purpose never justifies the means. Purpose, if it is real and not imaginary, is very far and very high, and the facilities are always close by. We shouldn’t change goals, but to refuse funds. And a long-awaited peace will come.



* * *

Отрезвление ненавистью, бессмысленным хаосом, ночными
кошмарами, вползающими змеёй в рассудок, не готовый не
только к смерти, но и к жизни. Неужто распахнуты ворота ада
и вход бесплатный – давно, сейчас, уже. И некому сказать –
не помогайте нам. Ведь помощь всё равно не придёт. У вас
ещё хуже. У вас вместо глаз зияют бесстрастные поля и пустыни
равнодушия, убийственной трусости, страха не за свои народы,
а за себя. Никто ни к чему не готов. Разве это не начало
возрождения, переселения в другую жизнь? Не бойтесь, она
уже рядом, и она, в отличие от тех, кто сегодня ничего не
решает, придёт на помощь и спасёт – если не нас, то наших
детей, внуков и правнуков.


Sobering by hate, by aimless chaos, by nightmares, crawling
into the mind like a snake, unprepared not only to death, but also
to life. Are the gates to hell really wide-opened and the entrance
is free – long ago, now, already. And there is no one to say –
don’t help us. Because help won’t come in any case. At your place
even worse. Instead of eyes you have staring impassive fields
and deserts of indifference, murderous cowardice, fear not for
your nations, but for yourselves. Nobody is ready for anything.
Isn’t it the beginning of regeneration, migration to another life?
Don’t have fear, it’s nearby, and it, unlike those who solve
nothing now, will come to the aid and rescue – if not us, then
our children, grandchildren and great-grandchildren.